ЖЕМЧУЖИНА ЗОРОАСТРИЗМА

ПОДВИГ СТЯЖАНИЯ ДОБРОТЫ

Если хочешь войти в святилище Божества, не нужно посещать храмы или изучать богословские трактаты. Важно проникнуть в таинственное бытие добродетелей универсума.

  Сотворение мира по Заратустре

В начале сотворил Добрый Бог небеса из лазурного камня
великолепного богопознания.
Затем воды из сокровенных источников
по всей земле замироточили.
Затем траву бессмертия

           и божество в бычьем обличии
неизреченной красоты и величия.
А затем и человека бессмертного,
                                              снабдив его щитом консоламентума.

Арта: праведное бытие

Зороастр сегодня предстает в царском божественном облачении. Каждая жемчужина на его одеждах сияет перлами небесной духовности. А имя какое! Наш архетипический, славяно-русский язык полагает метафоры и аналогии условно-человеческими. Проще вчитаться в таинственную нотопись имени. Зороастр – зоркая труба в божественный мир. Зороастр – светильник Арты, заря Арты.

Непросто приблизиться к оригинальному зороастризму. Много метаморфоз придется совершить в сознании. В зороастризме иное понятие Бога, человека, творения, иные смысложизненные ориентиры и установки.

Возьмем для примера наиболее доступное сердцу: веру в Арту – праведное бытие по законам добра. Дао, уставы универсума, добрый промысел на нашем языке.

Насколько нужно держаться твердых устоев, чтобы не впасть в прелесть и не ускользнуть в очередную воронку, назвав ее красивым словцом. АРТА напоминает современное слово ART – искусство. А искусство, известно, о двух концах. Есть искусство поиска истины, а есть искусство лжи.

 

Любовь есть Бог!

Трудность понимания зороастризма в том, что здесь не столько другие боги, чем у других народов, сколько другое осознание Божества. Для европейского ума привычно наделять божество определенными качествами. Катафатика – познаваемость в греческом богословии, противостоящая апофатике – непознаваемость Божества.

В первых главах книги Бытия Иегова не стесняется называть себя всемогущим, единственным, тем-который-безусловно-есть, и приводит в текстах Торы несколько десятков своих имен.

Зороастризм отрицает подобное как искусственную интерполяцию. В зороастризме не боги наделены качествами, а определенные качества и свойства идеальных добродетелей присущи богам (!).

Не Бог есть любовь, а Любовь есть Бог.

Не Бог есть верность, а верность до последнего открывает Божество.

Великая кладовая! Если хочешь войти в святилище Божества, не нужно посещать храмы или изучать богословские трактаты. Важно проникнуть в таинственное бытие добродетелей универсума.

Если сказать, что Бог есть любовь, тотчас происходит сбой. Возникает вопрос, а что называть любовью? Некоторые называют любовью то, что для других является очевидным злом. Для кого-то любовь – исправительно-трудовая колония (ИТК). Для других – пытки и казнь грешника, будто бы избавляющие его от загробных адских мучений, тоже снисхождение и по-своему любовь.

Совсем иначе, когда осознаешь, что Любовь есть Бог. Тогда и начинаешь прозревать, сколь бесконечна категория духовной любви. Я познаю Бога по мере вхождения в нее.


Бог есть доброта, но не человеческая, а божественная. По мере восхождения по многомиллионоступенным лестницам доброты (миллионкрат подобрение) я постигаю доброту моего Божества, коего счастлив именовать высоким именем. Благо, что имен много! На авестийском языке и на русском они звучат как аккорды из адажио Моцарта.

 

Духовный подход зороастризма к постижению Божества

Мы начали с любви и доброты, присущих добрым божествам. А дальше – дружба, послушание, божественная благодать, страстное. Каждое из них – проявление божества. В сумме они составляют ипостаси и эманации Ахурамазды – добрейшего добрых божества, Даждьдобробоженьки нашего.

Духовный подход зороастризма к постижению Божества ослепителен и перечеркивает европейское богословие, основанное на греко-латинских образцах с унылыми определениями и обязательной зубрежкой, в случае восстания – аутодафе.

Зороастризм – зоркая труба в предыдущую 72-ю богоцивилизацию, Атлантиду, без которой не увидеть необъятного света истины. Зоркая труба, нацеленная на Протоманьяну. Зороастризм настолько высок, что игнорирует исторические сюжеты. Деифицирует (обожествляет) наивысшие добродетели, каждая из которых является таинственным входом, а в нем иерархическая лестница восхождения.

Оригинальное учение Зороастра уникально от начала до конца. Отрицается злоба Ахримана-предпринимателя, притворяющегося добреньким, человеколюбивым. Отвергаются его ходы и лукавый подлый человеконенавистнический промысел.

Помилуйте, никаких кровавых жертв. Убить животное на алтаре – только умножить грех! Если человек дитя божие, как может позволить Отец, чтобы на его глазах убивали сына?

Кровавые жертвоприношения, начиная от убийства животных и заканчивая холокостом целых народов – нечто чудовищное для зороастризма.

Неверно было бы сказать, что добрые божества обходятся без жертв. Нет-нет. Но жертвой называют нечто совсем иное. Потщись совершать внутренние усилия. Стань чуть-чуть добрее, чем вчера, чуть-чуть любвеобильнее. Принеси наутро к алтарю доброго Бога сердце чуть более открытое, чем вчера, способное вместить большее число ближних, чем накануне.

Принося добрым богам жертвы добрых мыслей и добрых поступков, человек становится богоподобным по степени чистоты и любви. А когда осваивает все семь эманаций-ипостасей Ахурамазды, превращается в божество.

 
Ежедневный подвиг победы над внутренним злом

Зороастризм лишен обольщения, лжи, лицемерия. Предполагает длительный путь, именуемый подвигом стяжания доброты. В истинном православии огненная подвигоподвижница Евфросиньюшка называла его духостяжанием, поскольку Добрый Дух исходит от Доброго Отца.

Да, необходим ежедневный подвиг победы над внутренним злом, когда весь мир провоцирует тебя ответить злом на зло, презирать добро как слабость и ничтожность. Венец пути – полный, тотальный отказ от зла личного и мирового. Последствия подвига великолепны. Увенчанный подвижник переходит через брод или мост, ведущий на гору Вечного Блаженства, и входит в рай.

Если душу не пропускают на таможне, остается в царстве мертвых. В зороастризме жилище дурных помыслов именуется адом.

Поверьте, никакого другого ада не нужно.
Зло съест живьем общностью демонов дружных.
Грехоцентризм в аду тебе же свалится на голову
и поразит одинаково,
несмотря на добрых поступков намеки.
Только трансвеститы так одиноки.
Одни сплошные счета и налоги
в двух шагах от недействующей синагоги,
где поклонники Злого держат тайный совет,
призывая Того-которого-нет.
Мудрствуют лукаво,
через что к ним приходит сам Лысый-Картавый.
Злыми помыслами головы себе же морочат
и другим уделы темные прочат.

Суд Заратустры не имеет ни малейшей аналогии с судом человеческим: оправдание, осуждение, приговор, смертная казнь… На чаше весов объективно взвешиваются добрые и злые дела, без чьих-либо комментариев за или против. Если добрые перевешивают – прекрасная дева по имени Даэна (совесть) ведет душу в рай. Если больше дел зла, душа уходит в сферу для усопших, именуемую Яма. Если добро и зло более-менее равны, душа забирается в сферы смешанных. Ни малейшего наказания! Наказание уже в том, что не попал в рай.

Зороастризм заранее исключает какие-либо институциональные привилегии. Рай доступен любому. Важно сделать ряд внутренних усилий, отдать жизнь ради свершения подвига миллионкрат подобрения. Получить миллион иллюминаций о миллионе преимуществ доброты над злом. Тогда потусторонние таможни, где взвешиваются добрые и злые дела, безусловно будут пройдены.

Рай достигается героизмом подвигоподвижничества. Горы Блаженных достигают великие воины и валькирии.

Человек по достижении рая обретает восстановленный божественный дух – фраваши и преображенные тонкие тела – урван. Но пока не будет восстановлено человечество в целом, пребывание в раю даже для совершенных недолговечно. Как можно оставаться безучастным, видя, что страдают твои младшие братья и сестры? Увенчанный герой желает поделиться испытанным блаженством. Но тяжело принять земное заключение, побывав однажды в сферах фраваши.

В раю душа набирается блаженств, чтобы заручиться поддержкой на случай тяжелого страстного при повторном схождении в мир сей, и пускается в далекое странствие. Возвращаясь на землю, принимает крест, чтобы вернуть братьям и сестрам утраченный рай.

*

Зороастризм трижды оклеветан и перевернут. Начали искажать аутентичное учение иудеохристиане, продолжили смешанные поклонники Зороастра. Но образы его столь великолепны, что иные называют их всеисцеляющим древом жизни.

Полагают, Зороастр начинал где-то в районе современных Урала и Казахстана. Затем сошел в Белогорье, и от Белогорья спустился на юг в Парфию и Иран. Но корни зороастризма для нас, безусловно, в Гиперборее, в северной Сибири.

Не будем вдаваться в дискуссию о времени происхождения зороастризма и учения Ахурамазды. Большинство склоняется к V веку до р.Х. Но речь идет о метаисторических эонах, о блаженствах солнечной Гипербореи-Атлантиды. О порче, наведенной на человека (на современном языке – адаптационная перелепка), и о конечном его восстановлении. А сроки – во власти нашего Всевышнего, а не арифметических часов-календарей.

Язык зороастризма зашифрован. Те же мантраны, мантры или гаты[1], оставшиеся от Зороастра, не воспринимаются в прямом контексте как словесные наставления или упражнения. Требуется преосененное сознание, чтобы по-настоящему проникнуться ими.



[1] Гаты – поэтические молитвенные гимны.

© John Bereslavskiy 2016-2019