‘Пасторальная’ — симфония-откровение. Бетховен услышал музыку Земли, которая свидетельствует о вечной жизни, бессмертии.
     Бетховен в Шестой симфонии достиг вершины сочетания с природой. Впервые озвучивает весь природный мир! Никто до него в 84-й цивилизации не пытался сделать ничего подобного. Музыкальный пророк полон созерцания вышних миров. Далось это ему ценой слуховой голгофы… Но по мере того как утрачивается внешний слух, у Бетховена открывается слух внутренний, и внемлет тому, что сокрыто. Слышит, как звучат деревья, цветы… Блаженнейший экстаз переходит в успенские аккорды Пасторальной симфонии.
     Последний аккорд — победа над смертью. Человек уходит, а мир торжествует, поет славу Всевышнему!

     Бетховен полностью отрицает порядок мира как ложное измерение. Князь мира сего — не более чем призрак, мистификация, воплощенное зло. Необходим великий прорыв — новый порядок вещей, новая цивилизация, всецелое обновление мира!
     Девятая скрипичная соната — прорыв в сферу миннэ, в идеальный мир. Бетховен прозревает великую богомильскую идею о грядущем царстве воскресших духом, преображенных. Когда играю, помогаю всему человечеству войти в великое страстное преображение, называемое воскресением, в которое Бетховен верит безусловно. Как важно человеку слышать, что не Христос только воскрес (для большинства не более чем религиозная мифологема), но что ЕМУ САМОМУ надлежит воскреснуть силой святого духа, действующего в нем!
     Каждый звук отзывается в миллионах сердец и в тысячах миров. Сходит богоцивилизация с помощью Бетховена.

Бетховенские адажио дают консоламентум — величайшее утешение. Посвящают в величайшую тайну, которую нельзя выразить никакими словами.
Одной этой музыки достаточно, чтобы постичь смысл существования. После глубочайшего кризиса и слез, оглохший композитор слышит музыку — оттуда, из глубин величайшего человеческого страдания, которое познал Бетховен, великий музыкальный Христос.
Его глухота и одиночество были разделением всечеловеческого креста. Бетховен, совершенно глухой, живущий не в этом мире… объясняется в любви! ‘Ничего кроме любви я не оставляю после себя. В АКТЕ ЗАПРЕДЕЛЬНОГО СТРАСТНОГО я постиг любовь, которая превосходит все, что понимают люди’.

Содержимое вкладки

Содержимое вкладки

© John Bereslavskiy 2016-2019